Стратегия: она экономическая или социальная?

Наш мир стоит на пороге смены эпох – перехода в постиндустриальное общество. И современный кризис отчасти является формой перехода к нему. Для нас важно осознать, что в нем принципиально новыми станут: технологический базис (NBIC[1]-технологии), экономика (когнитивная), социальная организация людей - государства, рынка и бизнеса (бизнес-деятельности как таковой и компаний в частности). Именно новая социальность станет ключевой формообразующей основой в экономике и бизнесе. Это значит, что поверх привычных нам контрактных отношений – что внутри компании, что между компаниями, - будут выстраиваться иные типы отношений, а иногда и вовсе вместо контрактных, вытесняя их.

Сегодня этим «поверх» является информация и ее циркулирование – все более свободное. Что это нам дало? Перечислим основное. Свободное циркулирование информации породило новые формы бизнеса, экономические модели и новые формы рынков. По сути – новые способы создания ценности и стоимости, новые условия капитализации. В качестве примеров можно привести фри-лансеров, открытые бизнес- и инновационные модели (Procter&Gamble, IBM, Legoи др.), сетевые модели, в том числе wiki-модели, интеллектуальные биржи и биржи компетенций. Благодаря информации рынки становятся не только глобальными, но все более дифференцированными, узкоориентированными, вплотную подходящими к тому, чтобы стать просто индивидуальными, предельно кастомизированными (в медицине, производстве лекарств, образовании и т.д.). Не говоря уже о том, что рынок уже не просто ждет от компаний чего-то, но сам идет навстречу им, иногда просто вступая с ними в прямую конкуренцию. Потребители все чаще становятся одновременно и производителями – в сфере СМИ, книгоизданий, программного обеспечения, дизайна, развлечений и т.д., чего раньше не было никогда. Всегда был четкий водораздел между компаниями и потребителями – одни производили, другие потребляли. Но он теперь исчезает. Мы теперь говорим о коллаборативных формах бизнеса.

Информатизация привела к появлению и новых социальностей. Например, виртуальных племен и нетократии. Виртуальные племена – это не просто новое социальное образование в Сети, собирающее свободных людей, способных производить продукты и знания, порождать социальные действия (флэш-мобы, различные акции или, например, выборы президента США Б.Абамы). Это еще – новые точки

создания стоимости и, что называется, блага, преображения социальной и экономической действительности, мира в целом. Есть прогнозы, что именно они могут перехватить на себя основные политические, социальные и экономические функции в новом обществе. Важно, что виртуальные племена – это феномен потенциальной бифуркации, некоторого социально активного состояния людей в Интернете, благодаря которому тот или иной вброшенный раздражитель может мгновенно породить организационный проект, а значит, и проект любой иной природы на его основе – общественный, экономический, военный, террористический. Какой угодно. Сборка в проект становится почти мгновенной, а управление им – антибюрократическим, на основе меритократии (профессионализма и заслуженного авторитета в кругу равных).

Именно благодаря этому свойству мы получили еще один новый феномен – бесструктурные субъекты политики и экономики. И новые формы конкурентной борьбы – борьбы не ради выигрыша (этакий competition), а ради уничтожения конкурента совсем, напрочь: его разрушения во всех смыслах, в первую очередь – ради морального и смыслового уничтожения. Ярким и опасным случаем такого бесструктурного субъекта является нетократия – этакий надсубъект над всеми, способный влиять на многих благодаря технологиям манипулирования через Интернет (психоинжиниринг как управление массовым сознанием, восприятием и выбором людей).

Можно было бы сказать, что благодаря информации все привычное смешалось и фундаментально грозит привычным устоям бизнеса и собственности. Да, верно, грозит. Но это лишь половина правды. Вторая половина состоит в том, что экономика и бизнес все больше смещаются в сторону от товара. Если информация порождает белый и черный хаос (белый и черный шум), то благодаря тому, что она освободила людей, появляется новая организующая сила. И она имеет уже чисто социальный характер и природу. В этом суть современного переходного периода. Информация вытесняет экономику из старой зоны определенности в новую зону и передает эстафету «кураторства» над ней новой организующей силе –социальности людей. Капитал не является ключевым организующим началом – он служит концентратором энергии и активов. Организует же то, что удерживает целостность – информация (или ее сокрытие) и воля людей. В нашем случае, их социальная энергия.

А это значит, что «поверх контрактных отношений» теперь надстраивается новая реальность – приходящая на смену информационной. И она постепенно берет бразды правления в свои руки, порождая новые модели бизнеса и стратегий. Что это означает?

Во-первых, смену цивилизационного кода человечества. Смена эпох всегда есть смена цивилизационного кода – его содержания и способа сборки. И надо ожидать, что в новой экономике в качестве кода будут новые формы и новый уровень социальной активности людей. Именно это ляжет в основу создания стоимости. Стоимость будет порождать не просто труд, но лишь тот, который будет вытекать (следствием) из социальной активности людей. Новыми формами такой активности (социальной организации) являются: проектные группы, отдельные личности (фри-лансеры, сотрудники компаний) и домохозяйства, вступающие друг с другом во взаимоотношения через социальные сети в Интернете.

Во-вторых, означает коренное изменение ландшафта экономики. Если сегодня он представляет из себя сетку рынков, то в новой экономике – сетку совсем иного рода. И в ее узлах – не товары, а особые социально-экономические отношения по созданию стоимости. В их основе - обмен социальными энергиями, смыслами и образами жизни. Сетка рынков – это обмен товарами, социальная сетка – это соединение возможностей со-развития людей на основе их образа жизни. И в развитых странах мы уже имеем все признаки перехода к такой сетке[2]. Из сказаний помним, что «путь нам выстлан» - имеет структуру ткани. Ну, так вот, если раньше экономика была выстлана потоками товаров и капиталов, то теперь – потоками отношений внутри социальных сетей и между ними. То есть потоками социальной активности жизни.

В-третьих, означает перестроение мировоззрения и всех бизнес-технологий. Невозможно понять и перейти к новым моделям бизнеса, если не понимать суть нарастающих экономических изменений. Шаг к новому мировоззрению состоит в том, что экономика будет пониматься гораздо глубже, чем это имеет место сейчас. Современные воззрения отталкиваются от первооснов – труда, капитала, стоимости и материальных интересов. Таков стартовый джентльменский набор. Но дело в том, что его недостаточно и не этот набор является стартовым. Он вторичен. Первичным же является то, что является первичным в Природе и Вселенной в целом, - энергия. В виде информации и отношений, связей. Тогда смысл перехода к новому цивилизационному коду состоит в новом способе извлечения и применения энергии в экономике для создания стоимости. Экономика – это сфера обращения особой энергии. Капитал, собственность, деньги, товар – лишь вторичные формы ее «оседлания». Первична энергия, а экономики различаются тем, в какой форме они извлекают и превращают ее в стоимость.

Поэтому экономика - это не только кругооборот (обмен) стоимостей, но и кругооборот (сложение) энергий. В конечном итоге, стоимость – это превращенная энергия. В экономике ее источником являются ресурсы и люди – в виде прямого и овеществленного труда (машин и оборудования) и в виде отношений. И развитие человечества состоит в том, что постепенно акцент смещается с прямого труда к отношениям. Цивилизационный код начинает строиться не на эксплуатации труда, а не выстраивании отношений все более свободных людей. В этом смысле энергия становится все более чистой, непосредственной, прямого действия – она становится все более социальной. Человек становится все меньше чьим-то ресурсом, товаром, вещью, все менее механистичным. Следовательно, и способы сборки его энергии становятся уже совсем другими.

И цивилизационный код для экономики тогда уточняется главным вопросом – чем и как в ней выражен человек? И можно увидеть, что человек всегда выражен конкретным типом своей энергии, который и ложится в основу экономики. Сегодня мы говорим о социальном типе энергии.

Социальная энергия - это всегда «выражение себя». Посмотрите, какой складывается тренд в экономике. Сначала человек был выражен обобщенно (через стандартные навыки и компетенции к труду), затем - индивидуально (через разнообразие, информацию и личные знания), теперь предельно целостно – через выражение себя как личности. Свой смысл и образ жизни. Цивилизационный код экономики смещается теперь на личность и предусматривает для нее особые социальные отношения. Личность может вступать только в равные отношения. Этому условию удовлетворяют социальные сети – именно они лягут в основу новых моделей бизнеса. Ясно, что контрактные отношения уйдут на второй план. Что резко пошатнет современные системы управления в бизнесе.

В-четвертых, смена цивилизационного кода, зашифровка в нем нового способа извлечения энергии для экономики и стоимости есть единый процесс человечества по освоению видов энергии вообще. Очень условно, все наши знания сводятся к понимаю структур (форм) и энергий на их основе. И в причинах, побуждающих нас понимать все больше и больше, лежит важный факт – проходящий красной линией через современную историю человечества. Доступные и максимально освоенные нами источники энергии иссякают. Следовательно, становятся неэффективными и все те формы, в рамках которых мы использовали эти источники. Формы всегда зависят от свойств той энергии, на основе которой они образованы. Уходит энергия – рассыпаются и формы.

О чем речь? Дело в том, что во всех сферах жизни, науки и техники человечество начинает переходить к энергии микромира – атомного, квантового, наномира. По сути – энергии основ бытия. Так, в биологии мы работаем уже на уровне ДНК и стволовых клеток. В информатике переходим от оперирования данными к работе со смыслами и контекстом, как минимум, с аналогами рефлексов (сенсорами). В большой энергетике, столкнувшись с предстоящим исчерпанием органического топлива, вышли в мир ядерной энергии и обратились в макромиру энергии солнца, океана, ветра. И так далее. Словом, человечество, исчерпав развитие в рамках макроформ, перешло на 2 других уровня с неограниченными запасами энергии в них – уровень микро и уровень макси-макро. Это принципиально – стоит задача освоить новые бесконечные виды энергии во всем. И NBIC-технологии, по сути, призваны решить эту задачу для человечества и его жизни.

Все тоже самое относится и к экономике. Просто в лоб – один к одному. Те же самые тренды. На сегодня возможности прироста энергии в рамках компаний и старых моделях (формах) бизнеса практически исчерпаны. Новые Клонадайки экономической (человеческой) энергии теперь находятся во все тех же двух мирах – микро и макро. В каждом отдельном человеке (он теперь экономический атом, а не компания) и в социальных сетях, во всех формах сотрудничества, как аналоге безбрежного океана новой энергии. Новая энергия предельно сконцентрирована (в человеке – как и в атоме) и одновременно максимально распределена – находится теперь за пределами компании.

И растущая социальная и экономическая активность ясно говорит, что на наших глазах происходит исторический процесс уплотнения энергии для экономики – мы переходим из макромира экономики в ее микромир. И это очень принципиальный, поворотный момент, который многие у нас в стране не осознают. В отличие от Запада. Достаточно сказать, что в США действуют 30 футуристических центров, а Дж.Сорос недавно основал свой "Институт нового экономического мышления". Западный мир вплотную готовится начать работать с новым цивилизационным кодом – социальной энергией людей (а не просто трудом), которую они готовы конвертировать в новый тип экономических отношений, в знания и сотворчество между собой.

Мир – это не масштаб. Масштаб – лишь одно из измерений мира. Поэтому микро- и макромиры человека не путать с современной микро- и макроэкономикой. Так, микромир человека может быть абсолютно сопоставимым и даже превосходить масштаб макроэкономики. В этом и состоит основной интерес и потенциал новой стоимости – как через микромир (потенциал отдельного человека) освоить макромир экономики. Именно поэтому сегодня актуальной задачей и стратегией является умение работать сразу в двух мирах и сферах обращения энергии в экономике (двумя частями ее цивилизационного кода):

  1. на уровне микромира – каждого отдельного человека;
  2. на уровне макромира – социальных сетей, которые втягивают в себя экономику.

Переход к малому, в микромир – это всегда работа с тонкими и одновременно весьма сильными видами энергии. Это значит, что стоимость теперь будет результатом конвертации социально (а не через эксплуатацию) высвобождаемой энергии человека, через которую (как информация и отношения) он готов реализовывать себя как личность. Социальная энергия личности в экономике – вот перспективный источник стоимости.

Поэтому новой задачей и новым вызовом в 21 веке становится научиться работать с этими двумя видами экономической энергии – энергией сообществ и отдельных свободных людей.Иного пути нет. Компании просто обязаны стать открытыми вовне и вовнутрь, так как ясно – эти сообщества и люди никогда не станут частью компании. Теперь задача обратная – дай бог, чтобы компания стала их частью. А это уже иные правила игры и совсем другая стратегия. Если раньше стратегия была товарная, то теперь нужна стратегия востребованности самой компании. И постепенно растет круг компаний, которые, смерив гордыню, идут на поклон к потребителям и меняют свои бизнес-модели. «Поклон» означает отказ от контрактных отношений. А «смирение» означает «с-миром». Чего же желать большего? Мир надо не покупать, но быть с ним. Это и есть смена мировоззрения в экономике.

В-пятых, означает, что капитализация компаний в новой экономике будет теперь обеспечиваться от источников, от нее не зависящих – не являющихся объектами ее собственности. Следовательно, компании не смогут их капитализировать. Капитализация теперь будет обеспечиваться иным способом – через возможности сотрудничества с отдельно взятыми людьми и социальными сообществами (социальными и профессиональными сетями). Матрица таких возможностей называется экосистемой компаний. Именно она будет обеспечивать и поддерживать востребованность компании и, следовательно, ее капитализацию. Компания теперь должна быть встроена не просто в рынок, а в такую систему социальных и экономических отношений, в которой компания будет использована рынком. Можно сказать и так – компания станет активом такой сети. Перестав быть таким активом, она перестанет существовать, потеряет приток энергии (знаний, информации, людей) к себе.

Как в детской песочнице, с кем не хотят играть, у того и игрушки (в нашем случае, товар) не берут. Тому только и остается, что выбирать: оставаться одному или идти в песочницу с миром. Принять и выполнять правила игры независящих от него других детей. Дети в песочнице – та же социальная сеть. Пусть не на этом примере, но все же – не об этом ли говорил Иисус, призывая стать как дети, чтобы попасть в рай?

Итожим. Если до последнего момента организующим экономическим фактором были товар и информация (не собственность[3]), то в новой экономике им становится социальная активность людей, направленная одновременно:

  1. на свой смысл и образ жизни – самореализацию
  2. на созидание, творчество, собственную ответственность и сотрудничество – бизнес и дары (сектор экономики даров, типа Википедии, Linux)
  3. на преобразование мира (благодаря глобальным возможностям) – в этом отличие предпринимательства от бизнеса.

Причинами того, что социальная активность становится главным капиталом, замещающим капитал знаний, являются информатизация и переход к удовлетворению духовных потребностей людей. Но это причины. Причины – еще не источник новой экономической энергии, но объяснение перехода к нему. Собственно источник лежит в природе человека - в том, что он создан по образу и подобию Божьему. Поэтому можно говорить, что человечество в 21 веке вплотную подходит к работе с метафизическими, иррациональными основами своего бытия и деятельности. И тот, кто сможет найти адекватные бизнес-формы и стратегии работы с ними, будет успешным. Именно на эту задачу заточено большинство футуристических центров США, включая институт Дж.Сороса.

На сегодня известны и опробованы некоторые такие бизнес-формы и стратегии. Их можно назвать коллаборативными и предметными. Условно пространство бизнес-возможностей, образуемых ими, можно выразить векторами (рис.1):

На рисунке серым цветом показана зона коллаборативных бизнес-возможностей, характерных для новой экономики. На ней совместное создание ценностей (ССЦ) – это не создание товара. Это поиск такого предмета взаимоотношений между компанией и рынком, который развивает их обоих. В этом и состоит развитие образа жизни – человека и компании, любой социальной общности. По мере смещения по осям меняются и предметы экономических отношений и экономические модели бизнеса. Следовательно, и стратегии развития и бизнеса на их основе. Стратегия есть функция от модели бизнеса и направленности на микромир – развитие смысла и образа жизни каждого отдельного человека. Поэтому главное качество (критерий) стратегии – это насколько она обеспечивает востребованность компании (а не просто ее товаров). И если мы определили в качестве «зон прорыва» два мира – макро и микро, - то для компании ее открытость (коллаборативность) должна быть раскрыта также в эти обе стороны:

  1. коллаборативность по отношению к внешним источникам стоимости
  2. коллаборативность по отношению к внутренним источникам стоимости.

Поэтому ответ на вопрос в заголовке настоящей статьи такой: в экономике и бизнесе все стратегии сначала социальные, а потом уже экономические. Кто привык думать наоборот (говоря, например, о «социальной ответственности бизнеса» и прочих его «нагрузках»), тот все поставил с ног на голову. И жизнь, новая экономика, конкуренция его скоро научат обратному. Поэтому истинная стратегия бизнеса – прежде всего, социальная, так как только она позволяет выйти на два новых вида энергии – индивидуальную (микро) и объединенную в сетях (макро), выйти в создании стоимости за ограничения рамками собственной компании. Это – веление времени, сути смены цивилизационного кода. Это то, что стучится в дверь. Информационные технологии в качестве организующих уступают место социальным.

Социальность стратегии – это не какое-то вспомоществование и прочие «нежности». Это вывод человека на первую позицию создания стоимости. Это, в свою очередь, означает, что вместо маркетинговой матрицы рынка и маркетингового плана компания должна теперь себе представлять другую порождающую матрицу – распаковку модели образа жизни (а не модели потребления и встречных бизнес-процессов) на сетку ролевых поведений. Товар выражен через маркетинговый план, социальная активность – через порождающую стоимость матрицу отношений. Сейчас не будем приводить ее пример. Возможно, вернемся к этому на сайте ж. «Стратегия бизнеса» или в моих лекциях.

Социальность стратегии – это, напомним, управление востребованностью компании (а не ее общественной жертвенностью) и ее Будущим. Что называется – «с-миром». Иначе какое будущее вне «мира»? Поэтому первая и ключевая форма будущего для компаний в новой экономике – это не некий бизнес-план про будущие прибыли на рынке (часто это фикция и не подтверждается), а ГАРАНТИИ ВОСТРЕБОВАННОСТИ КОМПАНИИ. Гарантии ее неисчезновения с рынка. А исчезновение возможно не просто в силу конкуренции, но еще и в силу смены эпох - перезагрузки моделей экономики и бизнеса. Поэтому концептуально и кратко суть социальной бизнес-стратегии состоит в следующем – в высвобождении внутренней энергии сотрудников и поиске свободной энергии за пределами компании, предоставление компании в оперативное управление всем им. Не топ-менеджеры теперь должны править бал. Но тут я уже вступаю на территорию массы бизнес-литературы, которая стала разрабатывать эту тему лучше меня. Управления на основе мем и меритократии.

 

Немного из практики

Я был участником сложного проекта перевода на сервис оборудования крупнейшей в России энергокомпании. Исходная ситуация следующая. Мы заинтересованы в надежной и безаварийной работе оборудования, рынок (подрядчики, институты, поставщики запчастей, проч.) – нет. Чем больше у нас сбоев, тем больше им работы. А подряд как услуга не предполагает ответственности исполнителя за конечный результат. Задача: сделать надежное состояние нашего оборудования целью бизнеса абсолютно всех подрядчиков на рынке. «Абсолютно всех» - а не только работающих с нами в данный момент! Это значит, что мы должны не просто поменять подряд на сервис и изменить модели бизнеса подрядчиков, но сделать

большее – ввести в наши отношения (1) новую предметность и (2) со всем рынком сразу, в его активной и пассивной части. Мы должны породить социальную сеть. Мы также понимали, что если не возникнет нового личного отношения к оборудованию со стороны сотрудников - наших и подрядчиков, то просто регламентации, мониторинга, штрафов и т.д. нам окажется недостаточным. Риски по оборудованию сняты не будут. «Личное» - это не значит «любить оборудование», это - «любить себя». Ядерная энергия личности взрывается только этим способом. Следовательно, наша соцсеть должна (а) включить в себя сотрудников наших и рыночных и (б) стать пространством их личного развития – рамки компании должны были пасть. Она должна стать ресурсом наших сотрудников, «с-мириться» с ними.

Мы также развеяли и выбросили в мусорную корзину все ложные лозунги типа: «Сервисные отношения – это партнерские отношения! Мы за них!», «Нужно стремиться к партнерским отношениям!» - и предложить истинную основу и качество наших отношений. И дать 4-х составную формулу содержания сервиса и перепроектировать под нее все бизнес-процессы. Не только по основной деятельности, но и по «мелочам», вплоть до формата отчета о командировке на учебу сотрудника у подрядчика и т.д. Была предложена программа (траектория) развития отношений за ряд лет. Схематично ее идея выражена на концептуальном графике (рис.2).

На нем две линии развития – технологического развития подрядчика и сервиса и основы взаимного доверия, - которые определяли постадийное наращивание качества от min к max в обе стороны. В одном случае это наращивание технологической основы (компетенций) партнерства – подрядчик ТО, информационный, интеллектуальный и т.д. партнер. В другом – это то, что определяет эти отношения как совместность: сначала стандарты бизнес-процессов, затем способность их быстро адаптировать и настраивать под рынок, затем отказ от регламентации в пользу фокусировки на КПЭ и т.д. В пределе мы должны были выйти на взаимодействие на основе культур нашей и сервисных компаний в рамках заданного контекста социальной сети. По совокупности мы должны были последовательно пройти смены функциональных целей - состояние оборудования, управление средствами Заказчика, наконец, переход к созданию синергетических эффектов у третьих сторон с их капитализацией в рамках нашего сотрудничества. Все, что размечено на схеме – специальные совокупности технологий и стандартов: технических, информационных, организационных, поведенческих и т.д. Перескочить через стадии невозможно. Максимальное освоение каждой и соответствие требованиям в ее рамках – тест и пропуск в следующую. В противном случае – вылет из пула компаний (рынка) для работы с нами. Таким образом, было предложено последовательно пройти уровни «подряд» - «сервис» - «сотрудничество»[4]. Можно заметить, что схемы 1,2 содержательно похожи.

Нам пришлось стать интеллектуальным лидером Сети. Только в этом случае мы могли вытянуть рынок на нужный нам уровень и заставить его жить единым тактом – держать его в плотном режиме наших плановых событий. Любой организм живет на такте, а сложная система – на холонах. Ими стали специально выискиваемые нами люди и создаваемые вокруг них методсоветы и проектные группы (центры компетенций). В обмен на методсоветы и реинжиниринг через них мы подставляли им свою компанию как ресурс их личной капитализации! Мы стали выстраивать личный реинжиниринг каждого. Например, наши девочки-экологи сидят на станциях, следят за промотходами, их правильной утилизацией, составляют отчеты и отбиваются от штрафов. По правде, экология мало кого интересует – в стране и на каждом предприятии. У нас тоже. Поэтому шансов как-то по-человечески вырасти у таких специалистов нет. Перерасти нас в должности, переехать в Москву из удаленных мест, сравняться с президентом компании. Но это как посмотреть. Если не включить их в процесс реинжиниринга под сервис и не дать им перспективу. Мы им поставили задачу – совершить «5 сталинских ударов»: (1) стандартизировать свою деятельность и перепоручить ее подрядчикам – чтобы у них возникло экологическое поведение как часть сервиса, а отчетность собиралась с них автоматически; (2) научиться отходы превращать в деньги и свести на нет штрафы; (3) понять, какие экологические интересы существуют у нас на каждой отдельной территории, и вооружить ими нас, топ-менеджеров, чтобы мы могли это обсудить с законодателями всех уровней; (4) стать лидерами экологического движения на каждой территории; (5) понять, какие экологические интересы существуют к России извне и встроиться в получение по ним грантов. Теперь представьте, что одна из таких девочек организует и проводит постановочное совещание нашей компании по экологической тематике энергетики России совместно с западными энергокомпаниями нашего профиля, мировыми экологами. На совещание слетаются наука, ВУЗы, экологи, подрядчики, пресса, телевидение и т.п. Президент компании произносит там правильную речь и получает свои политические бонусы. На совещании возникают идеи и задачи дальнейшего движения, под них – группы направлений, под них – проекты, графики работ, ответственность и бюджеты. Компания (и президент) под них подставляются как ресурс. Через проекты наши экологи начинают руководить целой компанией, взаимодействуя со всеми уровнями действительности – законодателями, зарубежьем, наукой и т.д. Возникают интересные технологии, по которым они начинают защищать диссертации, выступать с ними в прессе – они получают другую жизнь вообще. А мы – соединение тематики экологии с сервисными задачами: планированием отходов в ремонтах и логистикой их утилизации, вплоть до планирования транспорта у подрядчиков. А это уже – часть управления отходами в целом на территории субъекта России. Чем не объединение единых программных средств для комплексного планирования на территории?

Но… надо остановиться. Эта тема неисчерпаема. Но мысль главная одна – тупое исполнение бизнеса, как мы привыкли это делать сейчас, отбрасывает нас на задворки Запада и Китая. Чего не хотелось бы. Выход – в работе с социальной активность людей. Через индивидуальный реинжиниринг и работу с сетями. Для начала и в итоге.

Козырев ИА, (Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)


 

1. NBIC – нано-, био-, информационные и когнитивные технологии. Когнитивные – работа со смыслами, контекстом и поведением людей, (ир)рациональными формами бытия и сознания.

2. Другой вопрос, что есть стремление сманипулировать людьми уже через их образ и смыслы жизни, а не просто через стимулы к потреблению. Все всегда имеет две оборотные стороны – светлую и темную.

3. Собственность не является организующим началом экономики – она лишь результат факта согласия людей вступать друг с другом в те или иные отношения подчинения или равенства. Экономика, прежде всего, держится на способах обмена и на том, вокруг чего он совершается. Сегодня он совершается вокруг товара и информации. Деньги тоже не являются изначалом – как бы к ним не привлекали наше внимание. Они – посредники обмена товарами и информацией и приобретения части товаров в качестве капитала.

4. Во взаимоотношениях надо четко различать: технологическая основа – ключевой технологический драйвер. Это значит, что, например, «бизнес-партнер» - это не просто некая совместность в действиях, но это еще совокупность специальных бизнес-процессов и их специальной настройки. Но народ в массе своей все воспринимает на уровне чисто лозунговом. То же верно и для «интеллектуальный партнер». Нижняя ось определяет технологическую определенность каждому качеству отношений – и это самое главное. Принципы доверия – это тоже не просто красивые слова. Это иная совокупность технологий, их распаковывающая. Это – технологии управления.

Источник.

Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться на сайте

Мы ВКонтакте

 

Сайты


Статистика

Посетители
853
Материалы
2027
Количество просмотров материалов
8246919

Интернет Ресурсы