Штурм Рады и мрачные перспективы Януковича

Юрий Романенко, "Хвиля"

Штурм Верховной рады 20 сентября 2011 года обозначил тенденцию о которой много думали, но боялись произнести вслух – народ обозляется настолько, что готов идти на насильственные меры, чтобы защитить свои интересы. Так называемый штурм, на самом деле, не был никаким штурмом. Штурм - есть действие заранее организованное, подготовленное, где есть понимание цели и ресурсов необходимых для ее достижения.

С этой точки зрения, руководство афганцев ничего подобного не предполагало делать.

Как жалобно пищал в эфире TVi глава Украинского Союза ветеранов Афганистана Сергей Червонопиский: "Нас предупреждали еще вчера, что будут провокации… У нас самих и мысли не было. Мы всегда проводили свои акции цивилизованно, организованно. Мы в отчаянии и не знаем, кто спровоцировал такую ситуацию".

А поскольку лидеры афганцев ничего не предполагали, то власть, наверняка была предупреждена об этом и выставила жидкий заслон.

Однако, по ходу пьеса изменилась. Взвинченная толпа, зажженная призовом мужчины, «чья личность уже установлена милицией», прорвала жиденькие заслоны милиции и рванула к Верховной раде. Что было дальше известно. Отметим несколько ключевых моментов.

Момент первый. Впервые за 15 лет люди преодолели страх и пошли против ОМОНа. Как и предприниматели в ноябре-декабре прошлого года, афганцы защищали свой шкурный интерес, но, в отличие от первых, поскольку у них был другой опыт жизненных практик, то они сумели применить насилие. Оказалось, что даже бестолковое применение насилия дает результат – депутаты порядком струхнули и пошли на попятную.

Момент второй. Власть не была готова к такому повороту событий, а потому реально в течение минут 15-20 здание парламента могло быть захвачено протестующими. Это означает, что в ближайшее время власть усилит охрану государственных зданий. Инициативы Попова об ужесточении условий проведения митингов – дурь из этой оперы.

Из этого следует несколько следствий

Первое, власть попытается усложнить формы публичного протеста, не понимая, что лучше, когда по центру города бегают сто идиотов с флагами, чем, если 100 идиотов вооруженных коктейлем Молотова закидывают здание парламента. Представляете, что было бы, если бы сегодня пару человек метнули в Раду бутылки с зажигательной смесью? А была бы ситуация 2000 года в Сербии, когда толпа подожгла Скупщину. Все запреты попытки усложнить формы протеста приведут только к радикализации их дальнейшей формы. Ведь люди идут протестовать не потому, что они хотят это делать, а потому что проблемы заставляют их это делать. Следовательно, если им не будут давать возможность доносить свои проблемы прежним способом, который к тому же неэффективен, то они будут делать это в другой форме. Более доходчивой.

С этой точки зрения, действия афганцев подают пример алгоритма дальнейших действий: не нужно уведомлять власть о своих намерениях, нужно заставать ее врасплох и силой заставлять выполнять свои требования.

Как только этот алгоритм легализируется в головах протестующих, то дальше возникает вопрос – если я вынужден СИЛОЙ заставлять считаться власть с собой, если власть выполняет мои требования под угрозой насилия, то не пойти ли дальше и не взять ли власть, чтобы самому СТАТЬ СИЛОЙ.

Эта ситуация напоминает то, что писал Пети: «Революция начинается не с того, что некая могущественная сила атакует государство. Она начинается с внезапного осознания почти всеми активными и пассивными участниками, что этого государства больше нет. Революционеры выступают на сцену не верхом на коне, а как испуганные дети, обследующие пустой дом и при этом не уверенные, что он пуст».

Сегодня трудно говорить о революционной силе, поскольку она на первый взгляд отсутствует и многие аналитики и политики попадают в ловушку, когда начинают кричать: ну покажите, покажите мне эту альтернативную силу, где эти святые люди.

Ошибка заключается в том, что новые силы произрастают не в рамках существующей системы, не в медийном мейнстриме, а в низовой борьбе, во всех этих микроконфликтах, которые сейчас ширятся по всей территории страны. Сегодня преследуются тысячи бизнесменов, многие сидят в тюрьмах. В деревнях и маленьких городах население находится под жестким прессингом милиции, налоговой, прокуратуры и других карательных органов, которые выступают в качестве оккупационных войск. Поскольку конфликты можно урегулировать только с помощью денег, а их все меньше и меньше, то единственной адекватной формой сопротивлению является насилие.

Это мы видим на примере убийства милиционера в селе Семиполки Киевской области или убийстве двух рейдеров Олегом Жуковским во время захвата его предприятия в Николаеве. Таких случаев десятки, если не сотни, просто не все они попадают в фокус национальных СМИ или замалчиваются.

Люди, которые вынуждены давать силовой отпор системе имеют не такой уж и большой набор вариантов дальнейших действий:

А) Бежать из страны

Б) Садиться в тюрьму или отвечать перед судом

В) Закончить жизнь самоубийством

Г) Переходить в контрнаступление и насильственным образом решать свои проблемы.

До 20 сентября микроконфликты заканчивались первыми тремя вариантами, вчера обозначился четвертый вариант.

Количество конфликтов такого типа будет расти и по мере роста системе будет все сложнее отвечать на них. Это связано с тем, что ресурсы власти ограничены, а количество конфликтов постоянно увеличивается. Власть не сможет реагировать на все конфликты, следовательно у нее будут постоянно слабые точки удар по которым может опрокинуть всю конструкцию. Власть будет способна решить эту проблемы только в том случае, если у нее вдруг начнет расти легитимность, но сегодня такой вариант выглядит фантастичным.

Поэтому, отнеситесь к происходящему серьезно. Украина беременна новой жизнью. Первые схватки были 20 сентября под ВРУ. И, точно также, как вы не можете увидеть ребенка до родов, сегодня мы не можем с точностью определить силы и личности, которые кардинально изменят этот унылый ландшафт.

Великие события не просчитываются на уровне мейнстрима упадка, но…. как только вы опускаетесь вниз – в социальный ад, как только вы услышите скрежетание зубов, почуете гной и зловоние разлагающегося социального организма, вы имеет шанс увидеть тех, кто завтра низвергнет колоссов на глиняных ногах.




Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться на сайте

Мы ВКонтакте

 

Сайты


Статистика

Посетители
853
Материалы
2027
Количество просмотров материалов
8598112

Интернет Ресурсы