Авторское право держится не на юридических нормах, а на Военно-морском флоте США

А. Ольшанский

Чтобы сделать нашу страну богатой, нужно обзавестись атомной бомбой, разрешить ношение огнестрельного оружия и отменить НДС. В последнее время к этому перечню я бы добавил еще и отмену авторского права. И тогда все деньги мира будут здесь.

Давайте разберемся в дефинициях. За тысячи лет человечество научилось пользоваться имущественным правом, и оно стало универсальным практически для каждой развитой культуры. Мы в нем досконально разобрались и знаем, что и в каких случаях делать. А вот в вопросе применения не имущественного (авторского) права общество все время сталкивается с различными проблемами. И в последнее время они возникают все чаще, причем их сложность неуклонно растет.

Потому что авторское право, в отличие от имущественного – вещь искусственная. Его придумали люди всего-то лишь полторы-две сотни лет назад. И поскольку не имущественное право еще не получило эволюционного подтверждения, в нем еще множество противоречий.

Авторское право обладает совершенно иными характеристиками, отличными от характеристик имущественного. В применении имущественного права все просто: если вам продали, допустим, молоток, то вы можете делать с ним все, что захотите. Вы можете его улучшить, дать кому-то попользоваться, перепродать или - зарабатывать с его помощью деньги. А теперь давайте представим себе молоток как интеллектуальный продукт с точки зрения авторского права. То есть вместе с молотком вам пришлось бы покупать права на использование интеллектуального продукта - изобретения под названием "молоток". Причем лицензия на использование предусматривала, точно так же как с ПО, цели, с которыми вы можете его использовать. Например, могло бы выйти так, что в своем доме вы можете его использовать, а на улице уже не можете. И продать вы его не можете, и соседу одолжить — тоже. Право-то вместе с ним вам пришлось бы покупать, и права на его использование. И боже упаси зарабатывать с его помощью деньги! Для этого вам нужно купить другую лицензию на тот же самый молоток.

Изначально предназначением развития не имущественного права было стимулирование интеллектуального труда. Благодаря авторскому праву изобретатели, писатели и композиторы могли получать вознаграждение за свой труд. В какой-то период оно стимулировало производить интеллектуальные продукты и дало огромный импульс развитию западной цивилизации. Но в выполняет ли сейчас авторское право те же функции, что сотню лет назад?


Информационная революция, к которой привело появление интернета, неизбежно приводит нас к отрицательному ответу. Поэтому в нынешних условиях авторское право можно и нужно видоизменять. Ведь для его дееспособности нужен очень важный инструмент – контроль над распространением информации, а в эпоху цифровых технологий он стал невозможен. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить историю с Wikileaks, из-за которой мировая сверхдержава превратилась в мировое сверхпосмешище. Кстати, еще один урок Wikileaks в том, что в современном мире нужно не тщательно охранять секреты, а уметь обходиться без них, то есть, сократить их до минимума. С исчезновением своего главного инструмента — контроля — авторское право и перестает работать, оно из двигателя прогресса превращается в его тормоз.

Часто дело доходит до маразма, который особенно заметен, например, в музыкальной индустрии. Если раньше она жила и развивалась за счет своих потребителей, то сейчас частенько с ними судится. Это можно считать агонией. Крупных лейблов и артистов, подписавших с ними контракт, можно понять – они теряют доходы. Но доходы музыкальной индустрии в целом растут, и сейчас они больше, чем когда-либо. Такие тенденции объясняются тем, что из рыночного процесса выпадают посредники – те самые крупные лейблы. Сейчас на глобальном уровне происходит смена бизнес-модели и перераспределение доходов: потребители все больше предпочитают платить за музыку в интернете, и вместо целого альбома покупают всего трек-два. И они все чаще платят напрямую – непосредственно тому, кто этот трек создал.

В этой ситуации довольны все, кроме крупных лейблов. И они правдами и неправдами пытаются доказать, что интернет – это рассадник пиратства. И они лоббируют законы в масштабах всей планеты (денег у них на это еще хватает), согласно которым ответственность должны нести интернет-провайдеры.

Видеоиндустрия столкнулась с подобными проблемами чуть позже. Она видела опыт индустрии музыкальной и могла делать выводы. Но сделала выводы прямо противоположные: купить права на распространение видеоконтента в интернете практически невозможно. Насколько я знаю, сложности возникали даже у такой мощной корпорации, как Google с покупкой прав для YouTube. Хотя, возможно, за этим стоит холодный расчет: поскольку посредники понимают, что их бизнес-модель все равно скоро ликвидируется, они пытаются максимизировать прибыль за то время, что осталось до краха.

Нельзя утверждать, что концепция авторского права всегда плоха и везде ошибочна. Но сейчас она представляет собой модель перераспределения доходов между участниками рынка, которая навязана силой. Подтверждением служит тот факт, что все законодательство относительно авторских прав носит коммерческий характер. Но к ним почему-то применяются нормы права уголовного.

То есть я хочу сказать, что если в какой-либо достаточно большой стране отменят авторское право, то вертолеты Apache с "миротворцами" будут там гораздо быстрее, чем, если там начнут повально нарушать права человека. Потому что на самом деле авторское право держится не на юридических нормах, а на 6-м Военно-морском флоте США.
Ведь именно благодаря авторскому праву львиную долю денег в мире зарабатывает эта страна. После Второй мировой войны нигде, кроме как в США, не было сделано столько изобретений, которые так сильно повлияли на нашу повседневную жизнь. Последнее, что придумали в Европе – это радио, а в Америке изобрели холодильник, телевизор, кондиционер, микропроцессор, сотовую связь, GPS, Интернет... И даже — джинсы с кроссовками. Этот перечень можно продолжать долго, и в итоге он выйдет гораздо больше, чем все изобретения остальных стран вместе взятые. Благодаря этому деньги сейчас текут в направлении Нью-Йорка или Силиконовой долины.
Выходит, что концепция не-имущественного права, которая развилась в США, сделала эту страну сверхдержавой и продвинула ее на сто лет вперед. Но с другой стороны – превращает страны третьего мира в будущих рабов. Как им стать более развитыми, если лицензии на программное обеспечение из-за высокой для них стоимости просто недоступны? В сегодняшнем мире авторское право играет не меньшую роль, чем двигатель внутреннего сгорания или, пойдем дальше, – открытия Ньютона. Интересно, что было бы, если бы и на их использование нужна была лицензия? Благодаря не-имущественному праву неравенство между развитыми и слаборазвитыми странами растет, причем в угрожающих пропорциях. Рабство покажется детской забавой по сравнению с тем, что в 21-м веке какая-то страна будет владеть цифровыми технологиями, а другая будет их только импортировать. Это – особая, очень изощренная форма порабощения. И, прежде чем бороться с распространением "пиратского ПО", пусть власть нашей страны задумается о том, что важнее для украинцев: недополученная прибыль американских корпораций или компьютерная безграмотность для наших детей.

Китай, имея атомное оружие, может отказаться от таких условий. Он не отказывается от авторского права в открытую, но местный бизнес при поощрении властей очень эффективно его саботирует. И американцы с этим ничего не могут поделать ввиду большого размера Китая. Наблюдая за Россией, тоже можно заметить, что там, осознанно или нет, авторское право также часто саботируется. Возможно, что те, кто в России мыслит с позиции сверхдержавы, понимают глубже, что происходит на самом деле, и тем или иным способом пытаются ограничить ущерб своей стране.

Украина – не Китай, к сожалению: у нас нет миллиардного населения, у нас нет атомной бомбы, в случае чего, мы даже свои границы вряд ли защитить сумеем. Но возможность саботировать в Украине зависит от уровня развития нашей власти. Просто необходимо понять, что она обязана заботиться в первую очередь об украинских гражданах, а не о доходах американских корпораций. Но поскольку открыто отказаться соблюдать авторское право мы не можем, было бы неплохо хотя бы ограничить ущерб, наносимый Украине в этой невидимой, но великой войне. Например, не применять к авторскому праву нормы права криминального.

К сожалению, силы, заинтересованные в таком разделении доходов, обладают колоссальными ресурсами, в том числе и политическими. Они будут пытаться лоббировать самую жестокую реакцию из всех возможных.
Поскольку Украина находится на обочине мирового процесса, у нас будет так, как решиться во всем мире, но с некоторыми местными перегибами. Поэтому у нас будут стандартные баталии: владельцы якобы прав будут пытаться привлекать к ответственности интернет-провайдеров. Они попытаются ужесточить законы и за счет связистов компенсировать свою якобы недополученную прибыль. Ведь связистов проще найти, и у них есть деньги. И таким образом есть шанс повторить опыт тех, кто сто лет назад заработал на привлечении к ответственности энергогенерирующих компаний за пожары и травмы при неправильном использовании электроэнергии.

После баталий будет и откат назад. Уже сейчас в некоторых странах власти отказываются от давления на интернет-провайдеров, поняв, что привлекать их к ответственности – все равно, что вменять в вину энергогенерирующим компаниям преступления, совершенные с помощью электричества.

В любом случае нужно понимать, что авторское право — это не что-то, данное нам свыше, и даже не то, что апробировано тысячелетиями. Это живая концепция, которая постоянно видоизменяется последние 150-200 лет. И последние события говорят о том, что она все так же далека от совершенства, как и в момент своего создания.


Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться на сайте

Мы ВКонтакте

 

Сайты


Статистика

Посетители
853
Материалы
2025
Количество просмотров материалов
8923144

Интернет Ресурсы