Безрукий дурак или о конце истории и смерти Кощея Бессмертного

  Роман Носиков

Недавно заметил афиши с рекламой нового творения отечественного кинематографа «Реальная сказка». На афишах красовался актёр Безруков в белобрысом парике и русском кафтане. На нем значилось: «Иван-Дурак». Увидев надпись «дурак» на Безрукове, я почувствовал Александра Сергеевича несколько отомщенным и начал раздумывать на тему «а не посмотреть ли это с детьми». Несмотря на пугающее название.

Но, как и многие российские папы, прежде чем погружать своих детей в сладостный мир отечественного кинематографа, я уже давно сначала погружаюсь в него сам. На разведку. Это происходит оттого, что в последние годы отечественный кинематограф неоднократно доказывал нам – российским папам – свою враждебную для психики ребенка природу. Слишком много монстров понаползло туда из голов творческой интеллигенции.

Исключения я и в этот раз делать не стал – все испытал на себе. Впечатлений – море.

Итак, сначала о плохом.

Во-первых, если бы я носил военный френч, усы и трубку, то я всенепременно расстрелял бы товарища композитора, предварительно хорошенько настучав ему по голове тем синтезатором, на котором он ваял. Он это заслужил.

Во-вторых, игра актеров иногда срывается то в пошловатый стеб, то в былинный пафос. Но это, в отличие от композитора, ещё можно простить – по причине неподъемной тяжести взятого материала.

Сделанные безупречно (с точки зрения каскадерского исполнения) боевые сцены старательно испоганены монтажером и все тем же композитором.

В остальном фильм более чем заслуживает нашего внимания. Особенно нашего взрослого отцовского внимания.

Сюжет таков:

Люди перестали верить в сказки, и сказочный мир оказался на грани гибели – со всеми населявшими его персонажами. Что делать?

Решение предложил Кащей Бессмертный. Он предложил всем … эмиграцию. В наш мир.

И вот на экране картина Исхода – крестьяне гонят свой скот, за ними бредут лешие и водяные, идут богатыри – Илья, Добрыня и Алеша, тут же среди крестьян, богатырей и леших месят сапогами дорожную грязь цари, подталкивая плечом телеги с лежащими на них скипетрами и коронами.

Снято доходчиво. Сразу видно, что такое общая беда.

В разгар эвакуации, проходящей под чутким руководством Кощея, появляется Иван-Дурак с иглой, в которой, как каждому русскому ребенку известно, находится кощеева смерть. Тут выясняется, что Кощей, которому надоело, что протагонисты изо сказки в сказку лишают его жизни, а сами женятся на похищенных им красавицах, наложил на иглу заклятие – кто ее переломит, тот умрет вместе с Кощеем.

Поэтому к ногам Дурака бросается Василиса Премудрая и начинает уговаривать его не губить себя, не губить её жизнь, не быть дураком. Окружающие присоединяются, поскольку от Кощея зависит их переправка в другой мир. Алеша Попович так и вовсе – лук натянул и в Ивана прицелился.

В итоге Иван под общим натиском сдаётся, бросает иглу и уходит в наш мир вместе со всеми.

Наш мир, наши дни.

Крупный финансовый воротила и меценат Кощей рассылает повсюду своих телохранителей – Илью, Добрыню и Алешу (да-да!), чтобы те вырывали изо всех книг с русскими народными сказками страницы, где сказано про кощееву смерть. Для минимизации рисков.

Баба Яга, которая понимает, к чему дело идет, подсовывает последний «неотредактированный» вариант книги маленькой девочке, сестре главного героя – мальчика Саши. Та читает книгу и становится обладательницей эксклюзивного знания – как убить Кощея. Поэтому Кощей ее немедленно крадёт и превращает в цветок. «Ничего личного» – говорит.

Главный герой – Саша – начинает искать сестру и в процессе поисков знакомится с Бабой Ягой, работающей в фирменном магазине кондитерской фабрики им. Крупской, а также Василисой Премудрой, которая преподает в его школе русский язык и литературу и замужем за Иваном Дураком. Иван, кстати, – ветеран ВДВ без одного легкого, которое, судя по всему, потерял в Чечне. Он пару раз в неделю совершает покушения на Кощея – то из СВД пристрелит, то из гранатомета по машине долбанет. Но на настоящее убийство не решается: во-первых, жизни жалко, во-вторых, после смерти Кощея всё его колдовство закончится – и окажутся сказочные персонажи в гибнущем, гнилом мире сказки. Три богатыря верно служат Кощею и участвуют в боях без правил – мстительно калечат людишек, которые перестали в них верить.

В итоге Саша вступает с Кощеем в борьбу, чем пробуждает мужество и веру в себя у остальных персонажей, и ценой самопожертвования (в финальной битве с Кощеем гибнут и богатыри, и Иван Дурак, и сам Саша) они вместе спасают сестру Саши и свой мир.

О чём фильм и что в нём для нас важно?

В фильме глазами ребенка довольно точно и детально показаны степень и механизмы деградации социальных ролей. Если выразиться проще, то на фоне ребенка видно, какие мы стали уроды и почему мы такими стали. И, более того – в фильме указан способ, с помощью которого мы можем исправиться.

Начать, наверное, стоит с Кощея. Итак, как я говорил, в нашем мире, Кощей – финансист и меценат. Он ездит в хороших машинах, одевается в хорошие костюмы. Он вежлив, воспитан и стилен. Такому совершенно незачем воровать всяких там девиц, как в классических сказках, и уволакивать для надругательств в свой мрачный замок в горах. Девицы, как известно из расследования, проведенного несколько лет назад французской полицией по подозрению российского олигарха Михаила Прохорова в сутенерстве, и сами охотно ездят в замки в горах к персонам, подпадающим под описание этого реального Кощея. А чего такого-то? Никто же никого не заставляет! Сами! Сами!

В финале Кошей читает Саше мораль, жутко напоминающую по содержанию краткое изложение книги Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»:

– Если б ты знал, за скольких людей я несу ответственность! И сколько людей проклянут твое имя, если со мной что-то случится. Это и больные дети, и калеки, и старики, которых я содержу…

Здесь, именно здесь и раскрыта связь между капитализмом и благотворительностью. Прошу заметить: не совести и благотворительности, не веры и благотворительности, а именно капитализма и благотворительности. Смысл этой связи в том, чтобы любого, кто призывает к ответу капиталиста, можно было бы упрекнуть в том, что он, негодяй такой, обижает благотворителя. И все. Другого смысла нет.

Иван Дурак, свойство которого – не понимать того, что понимают все вокруг так об этом и говорит:

– Дурак, я и есть – дурак. Я вот никак понять не могу – растолкуй мне, дураку: один человек больницу построил на государственные деньги. Да еще и для детей-сирот. Он получается кто? Благодетель, да?.. А я знаю, сколько он при этом денег украл. Значит, он вор. Кто он, человек этот – благодетель или ворюга?

– Не знаю.

– Вот и я не знаю. Дурак потому что.

Свойство дурака – отрицание очевидного для всех. Отрицание профанного смысла. Потому что дурак нуждается в высшей истине, а не в разумных доводах.

В финале Дурак кидается в битву одетым в кафтан, но не с луком и не с мечом, а с АК-74 и с криком «Никто кроме нас!» Это дань товарищества всем тем «дуракам», которые, несмотря на доводы разума, защищали Родину все это время. Это привязка зрителя и к псковским десантникам, и к Майкопской бригаде... И к заставе миротворцев в Осетии, расстрелянной грузинскими танками.

Во всех сказочных персонажах, кроме Кощея, который как раз развился, прослеживается деградация, которая совершеннейшим образом иллюстрирует нашу деградацию:

Богатыри, превратившиеся в наемников, Василиса Премудрая, превратившаяся в манипулятора, Дурак, превратившийся в дурачка. В чём причина?

В самой середине фильма это становится буквально главным вопросом для зрителя. И ответ не заставляет себя долго ждать. Его произносит Баба Яга в разговоре с Кощеем:

– Сил нет глядеть, во что они здесь превратились. …

– На тебя не угодишь. Нормальные люди.

– Они не люди. Они то, во что люди должны верить: мудрость для других, сила не для себя, честность, наконец. Как это ни смешно.

Одна из наших самых страшных болезней, одно из самых больших несчастий – утрата знания о том, кто мы есть. Мы не только долгое время не знали этого, нам было запрещено об этом думать. Нам было запрещено думать о чем-либо, что находится дальше морковки, повешенной перед носом. Все, что находилось за пределами морковки, объявлялось фашизмом, коммунизмом или религиозным мракобесием.

На самом же деле человек – это не то, чем он является, это не то, что он имеет. Человек – это то, о каком себе он мечтает. Человек – это своя собственная сказка, а общество – своя сказка о совершенном обществе. Именно поэтому общество, объявившее Конец Истории, – гибнет. Оно больше не может мечтать.

Что случилось с великой американской мечтой? – спросил герой американского фильма «Хранители», стоя посреди социального ада. Она сбылась, – ответил другой.

Конец истории в этой сказке олицетворяет Кощей. Именно в бесконечном конце – его бессмертие. Именно в отсутствии мечты о себе – его торжество.

Фильм прямо говорит, что для того, чтобы быть, нужно хоть немного быть дураком. Потому что разум не может дать жизнь, волю, смысл. Разум без любви – все равно что меч без сжимающей его руки. Остер, но не разит, а ржавеет.

Фильм прямо говорит, что утрата мечты о себе – растлила нас. И прямо называет путь к исправлению.

Для того, чтобы пройти к игле со смертью Кощея в мир сказки, герою нужно обойти дуб зелёный в усадьбе Пушкина.

Да, я понимаю, что это банально – заявлять, что Пушкин – наше всё. Но дело ведь не в заявлении. Мало произносить это. Нужно это понять, принять и поверить. Наш путь исцелению – Великая Классическая Русская Культура. А первый ключ к ней – Александр Сергеевич.

Мы должны вернуть нашу ВКРК. Вернуть во все сферы жизни. Для того, чтобы вспомнить, кто мы.

И не надо говорить, что мы – такие же, как все, только на том основании, что мы, как и любые европейцы, любим вкусно кушать, тепло спать и чтоб чиновники не хамили. У нас и с обезьянами много общего: блох не любим, любим бананы, две ноги, две руки, одна голова. У нас генетический код на 98% совпадает. Но нас ведь делает людьми не только то, что у нас с обезьянами общее, но и то, что нас отличает. И пусть у нас на 98% совпадает геном, мы – не обезьяны. Так что пусть наши ценности на 99% европейские, мы – не европейцы. Люди – не обезьяны, русские – не европейцы. Неужели это так сложно понять?!

И, наконец, фильм сообщает нам, какова будет цена нашего выздоровления. А цена будет велика. Потому что без жертв ни с нашей стороны, ни со стороны нового поколения – не обойтись.

В самом конце Кощей возвращает сестру главному герою и просит вернуть ему иглу – и жить себе. Сестра, как в начале фильма Василиса Премудрая Ивана, уговаривает брата, что, ну и пусть. Ну и что, что у Кощея целый сад из девочек, превращенных в розы:

– У них свои браться есть! Я не хочу мертвого брата-героя, я хочу живого…

Кощей:

– Ну, ладно я! Послушай сестру! Даже она тебя не понимает!

И Саша, с иглой в руках, отвечает:

– Если не сломаю – не поймет.

Жизнь оказывается дешевле понимания. Борьба за жизнь сестры закончена, но продолжается борьба за душу. Потому, что в мире, где правят Кощеи, у неё нет и шанса вырасти Человеком, а не человечком.

Саша – брат за всех братьев потому, что мы – народ. Мальчик Саша оплачивает своей жизнью будущую жизнь своей маленькой сестры и наши невыполненные квесты.

Это – вполне понятный намек, с которым я совершенно согласен.

Нам нужно оставить детям как можно меньше долгов.

Поэтому – за работу.


Комментарии   

 
#2 Сергей Донецкий 15.12.2011 21:13
Гена, уже есть на торентах видео в хорошем качестве! Фильм так себе, а вот от безрукова подташнивает, да и от безрукши тоже...
 
 
#1 Костинский Гена 15.12.2011 18:40
Я тоже видел эту афишу.Подума очередной бред. Не ста смотреть. Теперь скачаю пиратскую версию с нета сам посматрю со всей семьей. Спасибо за статью. Настоящая концептуальная рицензия. Серьезная анаитика сюжета. :hmmm:
 

Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться на сайте

Мы ВКонтакте

 

Сайты


Статистика

Посетители
853
Материалы
2025
Количество просмотров материалов
9492991

Интернет Ресурсы