Мы все должны перезастегнуться

Цивилизация целесообразности исчерпала себя. Апофеозом целесообразности, ее всеобъемлющим инструментом стала манипуляция, сформировавшая такой же сманипулированный опыт. Опыт по своей фундаментальной сути является переосмысленным прошлым. Здесь и произошел цивилизационный провал, фиаско. Выдуманный опыт путем тех самых манипуляций создал уродство — выдуманную историю. Это явило распад времен. И именно это стало "концом истории", а не то, на что указал Фрэнсис Фукуяма. Так что семантически он был прав, но когнитивно — ошибался. История не закончилась, она потеряла свое продолжение. И это продолжение нужно отыскать, что и является смыслом парадигмального сдвига.

Чтобы преодолеть сформированный неудержимой целесообразностью и манипуляциями цивилизационный кризис, надо переосмыслить смысл успеха человека. Только доброе дело и доброе слово, которые станут смыслом успеха, смогут вернуть в общественное пространство цивилизации доверие и таким образом связать распад времен.

Только доброе слово и доброе дело являются тем правдивым опытом, удерживающим вместе прошлое и будущее и наполняющим смыслом наше настоящее.

Успех, сформулированный в дискурсах целесообразности, — это всегда категория нашего сознания. Когда успехом станут доброе слово и доброе дело, то в наше бытие, где ранее была часть нашего сознания, внедрится частица мира — пространство благодати. Тогда короткий миг наполнит всю жизнь человека новым смыслом — заботой!

Но самое главное заключается в том, что особенно ничего не надо менять. Людям достаточно согласиться с тем, что смысл их жизни другой. Все, что они будут делать, должно получить новый вектор. Это не означает, что надо что-то придумывать или специально искать. Достаточно жить так, чтобы после тебя не приходилось никому убирать; общаться с людьми так, чтобы они получали от этого радость; строить планы так, чтобы для окружения их реализация была ожидаемой и желаемой. Тогда права и свободы человека получат четкий суверенитет: их реализация не должна разрушать доверие между людьми, если такой человек намерен жить в обществе.

Жизнь не должна быть пустой, а наполняют ее содержанием доброе слово и доброе дело. Тогда все, что делает человек, всегда найдет того, кому это нужно. И жизнь приобретет смысл, а главное — получит развитие, потерянное из-за распада времен и ничтожного опыта целесообразности.

Существует восточная притча о том, как тело купца попало в сети к рыбаку. Он пошел к мудрецу спросить совета, а тот ответил ему, что когда придут родственники купца, он должен продать им тело за самую высокую цену, потому что те ни у кого не смогут выкупить тело родственника. Рыбак пошел домой, а к мудрецу пришли родственники купца — тоже спросить совета. Он им сказал пойти к рыбаку, забрать тело родственника, но дать ему какую-то символическую сумму, потому что никому, кроме них, рыбак тела не продаст. Так в очевидной, с точки зрения взаимопомощи, ситуации целесообразность сформировала конфликт. Чтобы его разрешить, условно "рыбак" и "родственники купца" вынуждены основать и содержать (!) институты оценщиков, судей, исполнителей судебных решений, поручителей, свидетелей и т.п. Потом "рыбаку" и "родственникам купца" придется создать наблюдательные органы над созданными институтами. С точки зрения логики целесообразности, все будет безупречно обоснованно. Но древние мудрецы давно предостерегали: "Конец мира наступит тогда, когда сторожу понадобится сторож". Все это составит так называемые трансакционные затраты: расходы на то, чтобы обмен состоялся. Они являются паразитарными и, согласно Рональду Коузу, ведут к остановке экономической жизни. Современный экономический кризис — это кризис чрезмерных трансакционных затрат. А они такие потому, что никто никому не доверяет. В свою очередь доверия нет, потому что его разрушают манипуляции со спросом (в широчайшем значении). А манипуляции являются следствием неудержимого внедрения материальной целесообразности как доминирующего фактора во все сферы жизни человека. Это и есть то пространство, где должны внедряться новые парадигмы.

Рост трансакционных затрат, вызвавших кризис, — это своеобразный экономический компенсаторный механизм потери доверия. Поэтому выход из кризиса нужно искать не в регулировании бюджетных дефицитов или создании новых компенсаторных инструментов и институтов, а в факторах, способствующих укреплению доверия.

У цивилизации, построенной на выгоде и целесообразности, всегда есть тупики. В таком глобальном тупике мы и оказались. Манипуляциями сформировали фиктивный спрос (экономический, политический, общественный, бытовой) и манипуляциями же создали иллюзию, будто удовлетворяем его. Но при этом мы разрушили фундаментальные смыслы понятий, потому что они — сманипулированы. Как следствие — мы потеряли доверие, да и просто уже не понимаем, о чем должны договариваться, потому что при отсутствии смыслов понятий каждый понимает свой успех по-своему. Жизнь становится пустой, потому что не имеет солидарной составляющей. Для человека как социального существа это означает, что он находится не в дружеском сообществе, а среди неизвестных предметов, обстоятельств и существ, которые думают "не так, как я" и "неизвестно о чем" (потому что смыслы понятий разрушены).

Это чрезвычайно опасная ситуация. Ее легко проиллюстрировать. Представьте себе, что вы каждый день садитесь в автобус, чтобы ехать на работу. Это для вас обычное дело. А обычное оно потому, что все люди в транспорте ведут себя прогнозируемо — как пассажиры. Вам это известно, поэтому вы этой ситуации доверяете.

А теперь представьте, что вы зашли в автобус, а вас там облили краской. Кто-то жарит картошку, кто-то спит, кто-то поет и т.п. Фактически вы получите ситуацию, где смысл понятия "пассажир" исчез. Чтобы компенсировать это обстоятельство, вам придется внедрить в автобус "надзирателя" за пассажирами, то есть осуществить дополнительные трансакционные затраты, повышающие стоимость проезда. Если смыслы понятий из-за манипуляций будут разрушаться и в дальнейшем, то со временем вам придется приставить "надзирателя" и к водителю и т.д. В конечном итоге ваша поездка станет экономически неоправданной (нецелесообразной), что проявится в кризисе. Так обнаружим, что манипуляция как инструмент целесообразности приводит к упадку саму цивилизацию целесообразности.

С нашей цивилизацией происходит то же самое, но кризис в ней всеобъемлющий. Исчезают смыслы понятий: политиком становится авантюрист, капиталистом — спекулянт, врачом — продавец лекарств, а учителем — разговорчивый невежда. А в завершение купленный вами помидор никакого отношения к пасленовым уже не имеет, потому что на самом деле это плод генной инженерии, хотя и называется помидором. Целесообразность в информационном мире раскручивает темп жизни до невероятных скоростей: человек узнает о том, что происходит, уже из анонсов и названий событий. А в СМИ название материала перестает отвечать его содержанию, и содержание не отражает факта. "А была ли война в Ираке?", — метафорически спрашивает Бодрияр. Вы теряете доверие к чему-либо. А причина всего — доминирующая во всех сферах жизни общества целесообразность, разрушившая путем манипуляции меру бытия человека. Такой человек превращается в "квазичеловека", потому что ему навязаны ответы на принципиальные вопросы его бытия: "чего хочу?" (желание), "что могу?" (права), "что имею?" (быт), "откуда?" (история), "куда?" (идеология), "что такое мир?" (мировоззрение) и "что есть я?" (моральный закон). Обычно ответы на эти вопросы формируют общественные и родовые стереотипы и их интерпретация самим человеком. Когда разрушаются смыслы понятий, то общественные стереотипы бездействуют. Они неустойчивы во времени и, даже если возникают, являются локальными и временными. А это уже не стереотипы. Создается ситуация, когда ответы на указанные вопросы человеку можно навязать. Поэтому сегодня так распространены различные "креативные перформансы". Они, разрушая смыслы понятий, создают корпорациям предпосылки для формирования "квазичеловека". Потому желания человека сманипулированы, права — навязаны, быт — сымитирован, история — переписана, идеология заменена ситуативной целесообразностью, мировоззрение — рассеянное, а моральный закон — унижен бюрократической процедурой. И сделано это так, чтобы каждый шаг (трансакция с миром) "квазичеловека" можно было легко администрировать. Понятие "личное пространство" утрачивает смысл, а человек становится оторванным от мира, теряет родство с ним. И когда футурологи восторженно рассказывают, что в новом информационном будущем "опции приватности" можно будет покупать, меня охватывает ужас. Угасание пространства доверия мы пытаемся компенсировать все более глубоким администрированием ("сторож сторожа"). Любовь превращается в контракт — апофеоз потери смыслов понятий! Теперь, даже если вы доверяете своей судьбе, обстоятельства заставят вас "перейти на контракт", потому что иначе вас не смогут администрировать. И вы станете либо диссидентом в пространстве целесообразности, либо "квазичеловеком", даже находясь на вершине иерархии целесообразности.

Когда формирование "квазичеловека" станет полным, то главной валютой информационного мира станет время человека. Вокруг него и начнется конкурентная борьба. В пространстве корпораций, где будет находиться дольше всего, он и оставит больше всего денег. Все коммуникаторы (мобильные устройства, терминалы, компьютеры и т.п.), используемые человеком, — это суть администраторы его местонахождения, времени и действия. Понятие "личное время" человека и его "личное пространство" исчезает, и он теряет суверенитет над собственной судьбой. Когда мы изучаем разные инструкции, настраиваем пульты, ищем новые опции, мы не разговариваем с родными, не кормим кота, не смотрим на небо и не любуемся тучами. Свое драгоценное время мы отдаем неизвестно кому — выдуманному успеху, который даже не можем сформулировать.

Потеря цивилизацией смыслов понятий хорошо известна из истории. Метафорически она описана в библейской легенде о Вавилонской башне. "Получение людьми разных языков" — это и есть потеря смыслов понятий.

Стереотип — это не "отстой", как нам пытаются объяснить. Это — родство времен. И тот, кто разрушает стереотипы, провоцирует распад времен.

Такое положение вещей необходимо коренным образом изменить. Это и будет сдвигом парадигм, когда доброе слово и доброе дело станут важнее целесообразности экономической формулы.

"Я делаю полезное для людей дело" — эта мысль не должна оставлять нас, она должна стать побудительным мотивом при выборе версий поведения и действий, потому что это наше реальное суверенное пространство, которое никем не администрируется. Это — исключительно наше время, которое мы дарим по своему усмотрению! В этот момент мы выходим из оболочки "квазичеловека".

Тогда цивилизация целесообразности уступит место цивилизации заботы и доверия.

Это чрезвычайно просто, потому что "улыбаться и смотреть на небо" — тоже доброе дело. И начинать можно с него и уже сейчас.

Только доброе дело берет из прошлого самое лучшее и делает это лучше всего; только у доброго дела есть перспектива в будущем, и оно не распадется, а приумножится в нем; только доброе дело, забота и любовь наполняют истинным содержанием нашу действительность, потому что волшебным образом объединяют то, что было, и то, что будет, в то, что есть. В такой момент исчезает распад времен.

Когда мы начнем делать добрые дела и проговаривать добрые слова, то поймем, что же именно нам нужно. И тогда пространство супероснов "хочу"—"могу"—"имею", где коренится наше представление об успехе, получит самое величественное содержание — заботу: о семье, о близких, о сказке, о песне, о реке, о птичке, о дереве… Забота — это фундаментальный код человека, приглушенный стереотипами парадигм целесообразности. Именно поэтому представителей разных народов, рас и континентов одинаково трогает картина того, как лев "заботится" о котенке, собака — о ребенке-дауне, бегемот — об олененке. Но стереотипы мы должны не модифицировать ситуативной целесообразностью, а дополнять утраченным и новым вечным родством с миром. Это и является креативом.

Иногда случается, что, застегивая рубашку, начинаешь не с той пуговицы. Дальше все идет прекрасно. Но когда доходишь до воротничка — не сходится. Наш кризис — это иллюстрация того, что мы начали "не с той пуговицы". И уже давно. Поэтому не надо выискивать "креативные галстуки", чтобы скрыть обнаруженный недостаток. Это только новые трансакционные затраты вместо утраченного доверия. Мы все должны просто перезастегнуться!

Тогда наше "хочу" перестанет быть манипулированным, "могу" — навязанным, а "имею" — имитацией жизни.

Источник.

Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться на сайте

Мы ВКонтакте

 

Сайты

Создание сайтов.
Блог. Коран.

Стенд для диагностики и очистки форсунок CNC-402A launch Очень плохо
Русская Школа Управления, Mini MBA программа повышения квалификации

Статистика

Посетители
853
Материалы
2026
Количество просмотров материалов
5183089

Интернет Ресурсы