Сколько и кому должен мёртвый американский студент?

Скорбящий отец пытается выплатить огромный студенческий долг своего сына. Несмотря на помощь адвоката, отец не может точно определить, не только - сколько задолжал его сын, но и даже – какой компании надо платить.

Через несколько месяцев после похорон сына, Франциско Рейносо начал получать по почте уведомления о долге. А затем позвонили коллекторы из конторы по выбиванию долгов. «Они говорят: Нас не волнует, что случилось с вашим сыном, вы должны нам деньги», - рассказал Рейносо, садовник из Палмдейл (Калифорния).
Сын Рейносо, Фредди был гордостью своей семьи, он первым поступил в колледж. В 2005 году, после поступления Фредди в бостонский музыкальный колледж Беркли, он и его отец вместе подписали документы на огромный студенческий кредит, в результате чего отец должен выплачивать его, вне зависимости от возможностей сына. Это стало тяжелым испытанием для человека зарабатывающего $21000 в 2011 году, согласно его налоговой декларации. «Как отец вы будете делать все для своего ребенка», - говорит через переводчика Рейносо, американский гражданин родом из Мехико.

Теперь он столкнулся с испытанием в стиле Франца Кафки. Он должен выплачивать долг по кредиту, который финансирует образование умершего сына, который уже никогда не сможет ничему научиться на этом свете. А так как жена Рейносо Сильвия сейчас тоже учится на косметолога, то его садоводство – единственный источник дохода для семьи, в которую также входит их 18-летняя дочь Эвелин.
А кредит возмутительно запутан. Несмотря на помощь адвоката, Рейносо не смогли точно определить, сколько они должны, и даже – кому должны. Точно также, как это случилось во время ипотечного кризиса 2008 года, студенческий кредит сына был несколько раз перепродан, причем в этом принял участие комплекс безопасности Уолл-Стрит. Но следы этих операций обрываются за корпоративной стеной молчания, известны только два имени: UBS и Xerox, которые владеют правом по обработке кредитов. Отец, потерявший сына, так и остается без ответа.

Риск совместного подписания документов на кредит казалось оправдал себя, когда в мае 2008 года Фредди закончил колледж и начал искать работу в музыкальном бизнесе. Он ехал с собеседования 4 сентября, когда его автомобиль вышел из под контроля и перевернулся. Семья Фредди узнала о его смерти на следующее утро. Их горе было безутешным, а коллекторы – безжалостными. По закону коллекторы должны общаться с должником через адвоката. Но даже после того как Франциско Рейносо нанял адвоката, коллекторы продолжали звонить ему по несколько раз в день, ежедневно, около полутора лет. «Я говорил им: Свяжитесь с адвокатом. Но они говорили: Адвокат не должен нам, ты нам должен. Ты – тот, кто должен нам заплатить».
Между тем, Рейносо еще не оправился от горя: «Я плакал каждый день о нем», - говорит он.

Вопрос о том, кому в действительности обязан платить Рейносо, и кто теоретически может простить долг сына – это тайна, которую до сих пор не могут решить Рейносо и его адвокат. Только одна часть кредита аннулирована после смерти Фредди без проблем – та, которая относиться к федеральному займу, потому что правительство аннулирует студенческие кредиты, в случае смерти студента.
Но большую часть кредита Фредди составляли частные ссуды на образование, которые как правило предлагают большие процентные ставки и меньше защиты для потребителя. Только некоторые частные кредиторы аннулируют долг в случае смерти заемщика, и то это происходит случайно, в зависимости от громкости общественного резонанса по каждому конкретному случаю.
Но для семьи Рейносо даже выяснить к кому обращаться оказалось непосильной задачей. Работая с юридической конторой, Франциско Рейносо посылал копии свидетельства о смерти Фредди всем компаниям, от которых приходили уведомления о долге. Он помнит, что просил по крайней мере одну компанию, чтобы они сообщили ему, если найдут решение проблемы. Но никто не нашел решения, и счета продолжали приходить со все большей ставкой, со все большими штрафами за просрочку.

«Мы всем им отправили свидетельства о смерти», - говорит Долорез Орозко-Серрано, администратор юридической конторы Боровиц и Кларк, занимающейся делом Рейносо. Только федеральная ссуда была аннулирована. - «Все остальные отказались от сотрудничества».
Первоначально кредит был оформлен на две корпорации - Bank of America и Education Finance Partners, но сейчас они не имеют отношения к этому. Редакция ProPublica решила разобраться в чем дело.

Во-первых, Bank of America продал свою часть кредита практически сразу – бостонской компании под названием First Marblehead, которая тогда была одной из крупнейших компаний по обслуживанию студенческих долгов. Но ProPublica не нашла в кредитных документах Рейносо ни одного упоминания о First Marblehead. Вместо этого документы украшала эмблема другой компании - National Collegiate Trust. Этим именем First Marblehead назвал связанные кредиты, которые превратились в ценные бумаги Уолл-Стрит и были проданы инвесторам. Сделался ли кредит Фредди безопасным? Если так, кому он принадлежит теперь? First Marblehead не дает никаких комментариев.

Другие части кредита Фредди Рейносо пошли еще более сложным путем, и один из них запятнан скандалом. Education Finance Partners – частная компания по обслуживанию студенческих кредитов, из-за которой возникла большая часть долгов Фредди, оказалась замешанной в коррупционный скандал связанный с выплатой взяток нескольким колледжам. После разбирательства в 2007 году компания заключила соглашение с нью-йоркской генеральной прокуратурой на 2,5 млн. долларов, и с неё сняли обвинения. Компания перечисляла деньги колледжам по всей стране, в обмен на рекомендации её в качестве хорошего кредитора. Музыкальный колледж Беркли, альма-матер Фредди, тоже был в списке учебных заведений, которым Finance Partners выплачивала взятки. Представитель колледжа Беркли Аллен Буш признал получение от Education Finance Partners $23000 в период 2005-2007 годов, и сказал, что «все эти средства были зачислены на счет финансовой помощи и уже распределены по системе грантов для студентов Беркли».
Education Finance Partners никогда не считала себя виновной, а через год объявила о банкротстве. А генеральный прокурор Эндрю М. Куомо, простивший эту компанию, в последствии стал губернатором штата Нью-Йорк.

Но кто владелец кредитов Фредди - это до сих пор остается загадкой. Архив компании – в настоящее время она значится под названием Loan Science – свидетельствует, что кредиты перекуплены швейцарским банком UBS в октябре 2008 года. Но в 2009 году все кредиты были снова перекуплены. «Продажа 2009 года носила частный характер, она связана с соглашением о конфиденциальности, и следовательно мы не можем раскрыть личность покупателя», - пишет пресс-секретарь UBS по электронной почте.
Один из возможных вариантов – кредит Фредди вероятно перекупил Швейцарский Национальный Банк (аналог американского ФРС) который оказал UBS помощь во время финансового кризиса.
Семья Рейносо и её адвокат сейчас даже не знают сколько составляет их долг, и они были бы рады хотя бы шестизначной цифре. Кредит, начавшийся от Bank of America, ясен – в марте он составлял $7400, по словам Майка Рибера, представителя PHEAA – компании, которая теперь обслуживает кредит.
Но другая гораздо большая часть кредита остается в тумане. В 2009 году, согласно раскрытым документам Education Finance Partners и UBS, долг по ней составлял $160000. И если бы Рейносо делали все платежи в соответствии с графиком, то долг должен составлять $279000.

Видимо, единственный кто может знать и обязан сообщить Рейносо о величине долга – ACS Education Services. Однако, ссылаясь на не прикосновенность частной жизни, ACS отказалась раскрывать репортерам ProPublica информацию о кредитах, даже при полном согласии Рейносо. Три недели назад Франциско Рейносо сам написал письмо ACS с просьбой сообщить, кто сейчас владеет правом на кредиты, но не получил никакого ответа.
ACS – филиал корпорации Xerox, поэтому ProPublica сделала несколько звонков туда. Спустя целую неделю корпорация Xerox не может дать ключевую информацию о долге сына Рейносо, в том числе: о его величине и о названии кампании, которая владеет правом на кредит.
Даже при поддержке адвоката возможности Рейносо сильно ограничены. В отличии от большинства видов долгов, частные студенческие кредиты не подлежат погашению через банкротство, несмотря на все усилия сенатора Дика Дербина. Таким образом, сейчас Рейносо зависят от принятия нового закона о банкротстве. Хотя по этому закону еще надо будет пройти через сложную процедуру доказательства «чрезвычайных трудностей», но Рейносо по прежнему надеется на лучшее и ждет судебного решения. «Я в руках божьих», - говорит Франциско Рейносо.

Источник: «Grieving Father Struggles to Repay Dead Son's Massive Student Loans» 

Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться на сайте

Мы ВКонтакте

 

Сайты

Создание сайтов.
Блог. Коран.


Статистика

Посетители
853
Материалы
2026
Количество просмотров материалов
5187831

Интернет Ресурсы